LIBERALISM AND NATIONALISM IN RUSSIA. BORIS CHICHERIN AS A MODERNIST NATIONALIST

S. Rabow-Edling

Аннотация


Окончание Крымской войны и начало царствования Александра II создали условия для существенных перемен в интеллектуальном ландшафте императорской России. С одной стороны, возникли новые площадки для сравнительно открытого и массового обсуждения политических проблем. С другой стороны, идеологическое осмысление военного поражения толкало интеллектуалов к восприятию утверждающейся на Западе модели национального государства как оптимальной формы существования политического сообщества. Повсеместно в Европе и США национальное государство воспринималось как идеальный инструмент для интеграции граждан в политическое сообщество и как следствие мобилизации масс для «общего дела». С этой точки зрения, гражданские права и независимое гражданское общество интерпретировались как необходимые условия для поддержания легитимности традиционных режимов, а либеральные реформы – как инструмент формирования лояльных и патриотичных членов государства.

Именно такой целью задалось российское правительство, шокированное позорным поражением в войне. Как отмечал Р. Пайпс, либеральные реформы Александра II призваны были превратить пассивных подданных в активных граждан и выступали составной частью плана по созданию «нации» сверху и преодолению традиций бюрократического деспотизма и аристократических привилегий. Таким образом, формирование нации-государства было тесно связано с развитием либерализма и модернизацией традиционного общества, и эта тройственная связь – национализм–либерализм–модернизация – лежит в основе данного исследования.

Как известно, ранний российский либерализм достаточно осторожно относился к народовластию, рассчитывая скорее на государство и сотрудничество с ним, чем на институты политической демократии. Исторический момент – проведение Великих реформ сверху – благоприятствовал возникновению ситуации, в которой либералы позиционировали себя добронравными патриотами. Подобная характеристика безусловно подошла бы и Борису Чичерину, взгляды которого сопротивляются рубрикации в привычных идеологических таксономиях. Задача статьи, однако, состоит не в выяснении того, был ли Чичерин либералом или консерватором, а в анализе того, какое место в его политических воззрениях занимала концепция национализма как инструмента модернизации и преодоления отсталости. Теоретический контекст подобных взглядов можно найти в концепции «модернистского национализма», предложенной А. Акманом для анализа идеологической ситуации в Турции.

Толчком для теоретических построений Чичерина послужила Крымская война, показавшая, по его мнению, неспособность консервативного правительства обеспечить массовую интеллектуальную и экономическую поддержку населения. Но, не соединив эффективность государства с массовой политической активностью народа, Россия не сможет оставаться конкурентоспособной на международной арене. Тем не менее, Чичерин не считал возможным предоставить народу право участия в принятии государственных решений, предложив взамен гражданские права, которые бы подняли «дух народа». Отмечая беспрецедентную для Европы слабость гражданского самосознания в России, он связывал ее с политической индифферентностью подданных императора к «общему делу» и предлагал ее преодолеть путем создания гомогенного национального государства. В его представлении это не противоречило природе многонациональной империи, каковой являлась царская Россия. Для Чичерина, как и для большинства европейских либералов его эпохи, культурные и этнические различия имели второстепенное значение по сравнению с правовой средой и системой гражданских прав, поэтому Россия представлялась ему как уже весьма гомогенное культурное тело с единственным относительно важным исключением в виде Украины.

Идеологическая атака Чичерина была направлена против дворянских привилегий, с одной стороны, и бесправия крепостных крестьян – с другой, что но не «снизу», а при посредстве государства, которое он под гегельянским влиянием считал воплощением общенародного интереса. Вторым шагом к национальному государству должно было стать дарование гражданских прав всему населению империи. Поскольку право предполагает обязанность, именно свободный человек в закономерном государстве, в его представлении, будет осознавать свою ответственность за «общее дело» и благосостояние всего государства: свобода порождает патриотизм. И, наоборот, лишенные гражданских прав люди не видели смысла работать на благо государства, что именно и происходило в дореформенной России.

Что же практически предполагает дарование гражданских свобод? Для европейского либерала это, прежде всего свободу слова. Свобода публичного высказывания своей позиции и открытые дебаты по политическим вопросам представляли для Чичерина важнейшие инструменты трансформации России в современное национальное государство, которое держится на доверии к нему граждан и на атмосфере, в которой люди ощущают значимость своего мнения и своей личности для правителей. Более того, без свободы слова невозможно обеспечить прозрачность политических процессов и режим законности в государстве.

Таким образом, для ранних российских либералов, в частности, для Б. Чичерина, либерализм был важен не сам по себе как идеологическая проекция политических ценностей, но как инструмент модернизации России посредством создания национального государства. Мотивом его теоретических построений была горечь поражения в Крымской войне и осознание того, что без либеральной реформы Россия будет продолжать стагнировать как военная держава, а также как экономическая и культурная сила, отходя на задний план мировой политики, теряя суверенитет и чувство собственного достоинства.


Полный текст:

PDF

Литература


References

Akman, A. 2004. ‘Modernist Nationalism: Statism and National Identity in Turkey,’ Nationalities Papers, vol. 32, no. 1.

Arslanov, R. A. 2000. K. D. Kavelin: Chelovek i myslitel’. Moscow.

– 2004. Rossiiskii liberalizm: idei i liudi. Moscow.

Bayly, C. A. 2004. The Birth of the Modern World 1780-1914: Global Connections and Comparisons. Oxford.

Bender, T. 2006. A Nation Among Nations. America’s Place in World History. New York.

Benson, S. 1975. ‘The Conservative Liberalism of Boris Chicherin,’ Forschungen zur Os-teuropäischen Geschichte 21.

Blum, J. 1961. Lord and Peasant in Russia: From the Ninth to the Nineteenth Century.

Chicherin, B. 1856. ‘O krepostnom sostoianii’ in A. I. Herzen and N. P. Ogarev, eds., Golosa iz Rossii. Moscow, vol II.

– 1857a ‘Ob aristokratii, v osobennosti russkoi’. in A. I. Herzen and N. P. Ogarev, eds., Golosa iz Rossii, vol. III.

– 1857b. ‘Sovremennye zadachi russkoi zhizni’ in A. I. Herzen and N. P. Ogarev, eds., Golosa iz Rossii, vol. IV.

–1858a. ‘Obvinitel’nyi akt’ in A. I. Herzen and N. P. Ogarev, eds., Kolokol, I, no. 29, 1 Dec.

– 1858b. Ocherki Anglii i Frantsii. Moscow.

Craiutu, A. 2003. Liberalism under siege: the political thought of the French doctrinaires. Lanham.

Eklof, B., Bushnell, J., Zakharova, L. (eds.) 1994. Russia’s great reforms 1855-1881. Bloom-ington and Indianapolis.

Emmons, T. 1968. The Russian landed gentry and the peasant emancipation of 1861. Cam-bridge.

Field, D. 1973. ‘Kavelin and Russian Liberalism,’ Slavic Review 32, 1.

– 1976. The End of Serfdom: Nobility and Bureaucracy in Russia, 1855-1861. Cambridge.

Fischer, G. 1958. Russian Liberalism. From Gentry to Intelligentsia. Cambridge, MA.

Fontana, B. 1991. Benjamin Constant and the Post-Revolutionary Mind. New Haven.

Gellner, E. 1993. Nations and Nationalism. Oxford.

Greenfeld, L. 1993. Nationalism. Five Roads to Modernity. Cambridge, MA.

Hamburg, G. M. 1992. Boris Chicherin & early Russian liberalism. Stanford, CA.

– 1998. Liberty, Equality and the Market: Essays by B. N. Chicherin, ed. and trans. G. M. Hamburg, New Haven.

Hammer, D. 1962. ‘Two Russian Liberals: The Political Thought of B. N. Chicherin and K. D. Kavelin,’ PhD diss., Columbia.

Herzen, A. I. and Ogarev, N. P. (eds.) 1856. Golosa iz Rossii. London, vol. 1.

Hobsbawm, E. 1993. Nations and Nationalism since 1780. Cambridge.

Ignatieff, M. 1994. Blood and Belonging: Journeys into the New Nationalism. London & New York.

Itenberg, B. S. Shelokhaev, V. V. (eds). 2001. Rossiiskie liberaly: Sbornik statei. Moscow, Ch. 3.

Kahan, A. S. 2003. Liberalism in Nineteenth-Century Europe. The Political Culture of Limited Suffrage. Basingstoke.

Kavelin, K. D. Sobranie sochinenii K. D. Kavelina, vol. 2,

Kelly, A. 1977. ‘‘What Is Real Is Rational’: The Political Philosophy of B. N. Chicherin,’ Cahiers du monde russe et sovietique, 18: 3.

– 1998. Toward another shore: Russian thinkers between necessity and chance, New Haven.

Kitaev, V. A. 1972. Ot frondy k okhranitel’stvu: Iz istorii russkoi liberal’noi mysli 50-60-kh godov XIX veka. Moscow.

Kohn, H. 1945. The Idea of Nationalism. New York.

Kotsonis, Y. 2004. ‘‘Face-to-Face’: The State, the Individual, and the Citizen in Russian Taxation, 1863-1917’, Slavic Review, vol. 63, No. 2.

Lampert, E. 1965. Sons against Fathers. Studies in Russian Radicalism and Revolution. Oxford.

Leontowitsch, V. 1957. Geschichte des Liberalismus in Russland. Frankfurt-am-Main.

Lieven, D. 1992. The Aristocracy in Europe, 1815-1914. Basingstoke.

Lincoln, B. 1978. Nicholas I: Emperor and Autocrat of all the Russias. London.

– 1990. The Great Reforms: Autocracy, Bureaucracy, and the Politics of Change in Imperial Russia. DeKalb, Ill.

– 1982. In the Vanguard of Reform: Russia's Enlightened Bureaucrats, 1825-1861. DeKalb, Ill.

Lyons, M. 2006. Post-Revolutionary Europe 1815-1856. Palgrave Macmillan.

Malia, M. 1960. ‘What Is the Intelligentsia?’, Daedalus, Summer.

Malinova, O. 2000. Liberal'nyi natsionalizm. Moscow.

Mazour, A. G. 1961. The First Russian Revolution, 1825. The Decembrist Movement. Its Origins, Development, and Significance. Stanford, CA.

Mill, J. S. 1861. Considerations on Representative Government. London.

Offord, D. 1985. Portraits of early Russian liberals : a study of the thought of T.N. Granovsky, V.P. Botkin, P.V. Annenkov, A.V. Druzhinin and K.D. Kavelin. Cambridge.

Osipov, I. D. 1996. ‘Filosofiia konservativnogo liberalizma B. N. Chicherina’ in Filosofiia russkogo liberalizma XIX-nachalo XX v. St Petersburg. Ch. II.

Pipes, R. 1972. ‘Peter B. Struve: The Sources of his Liberal Russian Nationalism’ in Essays on Russian Liberalism, ed. by C. E. Timberlake. Columbia, MO.

– 2005. Russian Conservatism and its Critics: A Study in Political Culture. New Haven.

Plamenatz, J., 1973. ‘Two Types of Nationalism’ in Nationalism, ed. E. Kamenka. Canberra.

Polunov, A. 2005. Russia in the Nineteenth Century: Autocracy, Reform, and Social Change, 1814-1914. Armonk, NY

Prilenskii, V. I. 1995. ‘Chicherin, B. N.’ in Opyt issledovaniia mirovozzreniia rannikh russkikh liberalov. Moscow, Ch. IV.

Pustarnakov, V. F. Khudushina, I. F. (eds). 1996. Liberalizm v Rossii. Moscow.

Rabow-Edling, S. 2006. Slavophile Thought and the Politics of Cultural Nationalism. Albany, NY.

– 2008. ‘The Relevance of Kohn’s Dichotomy to the Russian Nineteenth-Century Concept of Nationalism,’ Studies in Ethnicity and Nationalism, Vol. 8, No. 3.

Raeff, M. 1966. The Decembrist Movement. Englewood Cliffs, N. J.

Renner, A. 2003. ‘Defining a Russian Nation: Mikhail Katkov and the ‘Invention’ of National Politics’ in Slavonic and East European Review, Vol. 81, No. 4, October.

Riasanovsky, N. V. 1976. A Parting of Ways: Government and the Educated Public in Russia, 1801-1855. Oxford.

Rokkan, S. 1999. State Formation, nation-building and mass politics in Europe: the theory of Stein Rokkan, based on his collected work, ed. by P. Flora with S. Kuhnle and D. Urwin .Oxford.

Roosevelt, P. R. 1986. Apostle of Russian liberalism: Timofei Granovsky. Newtonville, MA.

Saunders, D. 1992. Russia in the Age of Reaction and Reform 1801-1881. New York.

Schapiro, L. 1967. Rationalism and Nationalism in Russian Nineteenth Century Political Thought. New Haven and London.

Schapiro, L. 1987. ‘Liberalism in Russia’ in E. Dahrendorf (ed.) Russian Studies. New York.

Shelokhaev, V. V. 1998. ‘Russkii liberalizm kak istoriograficheskaia i istoriosofskaia problema,’ Voprosy istorii, no. 4.

Shneider, K. 2006. ‘Was there an early Russian liberalism?’ Kritika: Explorations in Russian and Eurasian History. Vol. 7, no. 4.

Smith, A. D. 1991. National Identity. London.

– 1998. Nationalism and Modernism. London & New York.

– 2001. Nationalism. Theory, Ideology, History. Cambridge

Sugar, P. (ed.). 1995. Eastern European Nationalism in the Twentieth Century. Washington, DC.

Suny R. G. 2001. ‘History’ in A. Motyl (ed.) Encyclopedia of Nationalism, vol. I. San Diego, CA.

Timberlake, C. (ed.). 1972. Essays on Russian Liberalism. Columbia, MO.

Tilly, C. (ed.). 1975. The Formation of National States in Europe. Princeton, NJ.

Walicki, A. 1992. Legal philosophies of Russian liberalism. Notre Dame, IN.

Yevlampiev, I. 2009. ‘Man and mind in the philosophy of Boris N. Chicherin’, Studies in East European Thought, 61.

V. D., Zorkin. 1975. Iz istorii burzhuazno-liberal’noi politicheskoi mysli Rossii vtoroi poloviny XIX-nachala XX v. (B.N. Chicherin), Moscow.

– Chicherin. 1984. Moscow.


Ссылки

  • На текущий момент ссылки отсутствуют.


 

Вестник Пермского университета. История на elibrary