ДИСКУРСИВНАЯ ФИГУРА «ДВИЖЕНИЯ» И СТРЕССОУСТОЙЧИВОСТЬ КАК ЭЛЕМЕНТЫ ОРГАНИЗАЦИИ СИМВОЛИЧЕСКОЙ КАРТЫ МИРА: ПРИМЕР НОРМАТИВНОГО ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ РОССИИ И ЕС

Авторы

Ключевые слова:

отношения Россия – ЕС, фигура «движения», историцизм, ориентализм, дискурс, международные нормы, идентичность, стрессоустойчивость, Европейский союз

Аннотация

Нормативное взаимодействие России и ЕС является не только важным фактором генезиса и реализации внешней политики Москвы и Брюсселя, но и ярким индикатором общих паттернов ценностной интеракции Запада с остальным миром. Постмарксистский дискурс-анализ на основе теории гегемонии Ш. Муфф и Э. Лаклау показывает, что формирование Евросоюзом карты символических пространств построено на историцизме и ориентализме, объединенных в фигуре «движения». Последняя представляет собой вид пространственно-временного исключения, приводящего к дискриминации государств и территорий на основе западно-центричных критериев. Однако в 2010-х гг. ситуация существенно изменилась в связи с введением в неолиберальную гегемонию ЕС категории «стрессоустойчивость» – способность государств и обществ адаптироваться к шокам и потрясениям. В трактовке Евросоюза эта концепция также напрямую увязывается с нормативной компонентой: лишь либерально-демократические государства могут быть стрессоустойчивыми. Осмысление Брюсселем своей внешней политики через данную категорию приводит к новому наполнению структуры символических пространств, когда одни страны подвергаются большему исключению, а другие – меньшему в сравнении со своей предыдущей позицией. Так, Россия из условного полупериферийного положения государства демократического транзита перемещается в разряд периферийных стран, угрожая стрессоустойчивости восточных партнеров Евросоюза. Представляется, что политика формирования Брюсселем символических пространств на основе столь идеологизированного и неинклюзивного критерия не способствует установлению эффективной коммуникации с Россией и другими странами, не относящимися к политическому Западу. Вместе с тем, подобное положение аутсайдера в официальном дискурсе ЕС порождает для РФ уникальную возможность выйти из западно-центричного историцистского паттерна. DOI: 10.17072/2218-1067-2020-3-73-81

Биография автора

Глеб Коцур / Gleb Kotsur, Санкт-Петербургский государственный университет

аспирант кафедры Европейских исследований факультета международных отношений

Библиографические ссылки

Морозов, В. Е. (2009) Россия и Другие: идентичность и границы политического сообщества. Москва: Новое литературное обозрение. [Morozov, V. E. (2009) Russia and the Others: Identity and Limits of the Political Community [Rossija i Drugie: identichnost' i granicy politicheskogo soobshhestva]. Moscow: Novoe literaturnoe obozrenie. (In Russ.)].

Нойманн, И. (2004) Использование "Другого": образы Востока в формировании европейских идентичностей. Москва: Новое издательство. [Neumann, I. (2004) Uses of the Other: "The East" in European Identity Formation [Ispol'zovanie "Drugogo": obrazy Vostoka v formirovanii evropejskih identichnostej]. Moscow: Novoe izdatel'stvo. (In Russ.)].

Поппер, К. (1993) Нищета историзма. Москва: Прогресс. [Popper, K. (1993) The Poverty of Historicism [Nishheta istorizma]. Moscow: Progress. (In Russ.)].

Романова, Т. А. (2017) ‘Категория “Стрессоустойчивость” в Европейском cоюзе', Современная Европа, 76(4), сс. 17–29. [Romanova, T. A. (2017) ‘The "Resilience" notion of the European Union’ [Kategorija “Stressoustojchivost'” v Evropejskom Sojuze], Sovremennaja Evropa, 76(4), pр. 17–29. (In Russ.)].

Романова, Т. А., Павлова, Е. Б. (2019) ‘Стрессоустойчивость в Евросоюзе и Россия: суть и перспективы новой концепции’, Мировая экономика и международные отношения, 63(6), сс. 102–109. [Roma-nova, T. A., Pavlova E. B. (2019) ‘Resilience in the European Union and Russia: Essence and Perspectives of the New Concept’ [Stressoustojchivost' v Evrosojuze i Rossija: sut' i perspektivy novoj koncepcii’], Mirovaja jekonomika i mezhdunarodnye otnoshenija, 63(6), рp. 102–109. (In Russ.)].

Хантингтон, С. (2003) Третья волна. Демократизация в конце XX века. Москва: РОССПЭН. [Huntington, S. (2003) The Third Wave: Democratization in the Late Twentieth Century [Tret'ja volna. Demokratizacija v konce XX veka]. Moscow: ROSSPJeN. (In Russ.)].

Chakrabarty, D. (2000) Provincializing Europe: Postcolonial thought and historical differ-ence. Princeton: Princeton University Press, 2000.

Dunn Cavelty, M., Kaufmann M., Søby Kristensen K. (2015) ‘Resilience and (in) security: practices, subjects, temporalities’, Se-curity Dialogue. 46(1), рp. 3–14.

Holling, C. S. (1973) ‘Resilience and stability of ecological systems’, Annual Review of Ecology and Systematics, 4(1), pр. 1–23.

Laclau, E., Mouffe, C. (2001) Hegemony and socialist strategy: towards a radical democratic politics. London: Verso.

Makarychev, A. (2015) ‘A New European disuni-ty: EU–Russia ruptures and the crisis in the common neighborhood’, Problems of Post-Communism, 62(6), pр. 313–315.

Rostow, W.W. (1956) ‘The take-off into self-sustained growth’, The Economic Journal, 66(261), рp. 25–48.

Said, E. W. (1995) Orientalism: Western conceptions of the Orient. London: Penguin.

Загрузки

Опубликован

2020-10-20